Coffee

(no subject)

Мне восемь лет, я сижу в деревне,
На кухне солнечно. Пироги.
Я мало знаю, я сразу — верю,
Шепчу Ла Молю: скорей, беги.
Сама с утра заплетаю косы
(Бог не дал бабушке дочерей),
С деревьев падают абрикосы
Со стуком, катятся по земле.
Назавтра в город, там шумный рынок,
Сосед с фамилией Червенчук,
Все шутит, как я за Кольку выйду,
И все смеются, а я молчу.
Я мало знаю, но Колька — старый,
Он кончил школу уже давно.
А мой герой должен быть с гитарой,
И чтоб, желательно, гугенот.

Мне восемнадцать, всё сложно. Очень.
Герой — предатель и жизнь — не та.
В метро рыдаю, и каждой ночью
Пишу ему (вряд ли он читал).
Сажусь на поезд, и воздух Крыма
И правда лечит любой недуг.
Учусь, по-новой, как быть любимой,
Как верить людям, смотрю вокруг.
Я мало знаю, но это — море,
Солёный мыс, бесконечность звезд,
Такое счастье, что мне не больно,
Я засыпаю уже без слез.
Я просыпаюсь, я здесь — другая,
Вода морская, возьми с собой.
Смеюсь, с разбега в волну ныряю,
И долго слышу во сне прибой.

Мне двадцать восемь. Я мало знаю.
Казалось, вырастешь — и поймёшь,
Но только сколько не вырастаю,
Умней не делаюсь ни на грош.
Не получается разобраться,
Листаю новости, сна всё нет.
Ла Моль знакомится с Коконнасом.
И чайки с плачем летят в рассвет.

Coffee

(no subject)

За лезвие ли, за ружье ли, за руку браться,
Но так, чтобы лопалась где-то в груди струна.
Нельзя описать и представить, простите, братцы.
Взрывается скрипками, криками — тишина.
Мир бьется на мелкие части, витраж удачен:
За гранью, за точкой отчета, внутри прицела.
Неважно, что дальше, да нет никакого дальше.
Есть миг, попадание, действие, выдох. Дело.


Coffee

(no subject)

Прости ей то, что он —не ты,
Прости ему, что ты — не он,
Она к нему, а он ко мне — развязка всех дорог.
Ты не прощаешь никого,
Ты не прощаешься с судьбой,
Ты говоришь, что мир — кольцо, и важен только срок.

Когда собою обожжешь,
Когда изнанкой той любви,
Ты будешь ранить как свечой, как лезвием огня,
Мир загорится изнутри,
Ты видишь, что ты натворил?
Прости меня, что я — лишь я, прости, прости меня.

Coffee

(no subject)

Почему я не продаю дом, в котором больше нет тебя и меня не осталось вовсе, но там мы вместе?
Это не объяснишь, это больше, чем ленты Мебиуса в волосах, это меньше, чем правда в кадрах о мертвой невесте,
Дом стоит, свет горит, небо сверху,всё как полагается.
Может в пыльном углу каком — есть осколок зеркала, и в нём всё ещё отражается.
Почему прихожу сюда, если знаю, что здесь ты не можешь мне повстречаться?
Почему отпустила клубок, повернулась спиной и ушла, наплевав на поиски счастья?
В самых древних и самых убогих сказках мораль притянута за уши, логика, в общем, тоже:
Жили-были, разбили счастье и плачут, кто теперь всё вернуть поможет.

У других сундуки да тайны, у одного царя и вовсе беда с ушами.
А у нас с тобой ничего, то что было — и то, не с нами.
Только дом стоит посреди болот, да и то не дом, так, избушка.
Счастья здесь не сыскать, но я знаю где, если будет кому-то нужно.


Coffee

(no subject)

Я не прошу прямых дорог, мой боже,
Но пусть кривая выведет к тебе.
Мы в чём-то же хоть каплю, да похожи,
Увидеть солнце в ледяной воде,
В ночи лучину, в проруби — движение,
Под снегом — зелень, в осени — весна.
Я не прошу ответов без решений,
Но ты кивни, что логика верна.

Coffee

(no subject)

Когда время ближе к рассвету, чем к полночи,
Тебе неизвестно с чего становится легче.
Хотя ты уже не просишь о божьей помощи,
Бессонницу не отложишь и не излечишь.
Но всё же становится легче в часу неверном,
Ты думаешь: свежий ветер, наверное, с моря.
А это душа моя пробежала по звёздному небу
К тебе на порог, и все страхи делит с тобою.

Coffee

13

Завтра я буду собирать вещи, а после уеду до середины января, поэтому запишу быстренько итоги, хоть частично.

Это был странный, во многом непростой и переломный год, конечно, главный итог зовут Алиса, и поэтому, когда всё забудется, 13 будет помниться всё равно.

Я очень много думала, потому что ребёнок неожиданно приносит с собой кучу времени для внутренних разборок, да и не только внутренних. Очередные ступеньки, лакмус, каков ты и каковы люди вокруг.
Мало что мне стало ясно, так что в следующем году хочется раскопаться и разобраться, понять, куда какая щука тянет и куда мне вообще надо-то. И как.

Взять чистый блокнот и записывать туда планы, мечты и цели. Учиться формулировать. Осознавать.
И писать. Читать. Ну и двигаться, кругом двигаться.
Пока, тринадцатый.

Books 2

Ну как обычно, по мотивам соседки

И когда его, еле дышащего, но живого,
Перед троном бросают на скользкий цветной паркет,
Говорят: поднимайся, тебе даровано Слово,
Как последняя милость, давай, расскажи, поэт:
Как бежал из кибитки в час предрассветный тихий,
На прощание бросив букет полевых цветов,
Вместо слов: мне пора, до вечности, не ищите!
Все забрав с собою монеты, смех и тепло.

Ты конечно слыхал, что стало с твоею повозкой?
Что петух был зажарен, осел озверел от хмеля,
Пристрелила, конечно. Конечно, было непросто.
Пёс бежал за тобой, но волки были быстрее.

Это раньше была трубадурочка и принцесса,
Были локоны, смех, цветы на алой рубашке.
Королева спокойна. Ждет начала процесса.
Черный траурный шелк. Вуаль. Ей привычно страшно.

Ну давай, посмотри ей в глаза, если хватит перца!
В эту черный вязкий песок из страха и фальши.
Где она одна и не может никак согреться.

А повозка катилась всё дальше,
И дальше,
И дальше.